Теплоход Король Альберт (Карл Либкнехт)

Материал из энциклопедии "Вики-Поляны"
Версия от 14:25, 30 мая 2019; Admin (обсуждение | вклад)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск
Теплоход «Бородино», по образцу которого был построен «Король Альберт».
Коломенскому заводу было заказано 13 пассажирских теплоходов по образцу «Бородино». От прототипа они отличались чуть большими размерами (при такой же мощности машин). Суда предназначались для обслуживания ежедневной линии Нижний Новгород – Астрахань. В 1912—1917 гг. в строй вошло 11 теплоходов: «Бородино», «Двенадцатый год», «Фельдмаршал Кутузов», «Багратион», «Цесаревич Алексей», «Царьград», «Король Альберт», «Великий князь Николай Николаевич», «Вадим Аршаулов», а также «Иоанн Грозный» и «Царь Михаил», которые были построены по улучшенному проекту и несколько отличались от головного теплохода.
Теплоход «Карл Либкнехт».

«Король Альберт» («Карл Либкнехт») - пассажирский теплоход Волжско-Камской речной флотилии, изготовленный в 1915 году на Коломенском заводе.

Сведения о судне

Первый владелец - пароходное общество "Кавказ и Меркурий".

Представлял собой двухпалубное пассажирское судно «американского» типа: каюты и помещения первых двух классов располагались наверху, а 3 и 4 го классов – внизу. На таких теплоходах каюты 1-го и 2-го класса имели роскошную отделку из карельской берёзы. Для нужд пассажиров были "ванные комнаты" и даже специальная тёмная комната, где фотографы-любители могли проявлять свои плёнки и пластины.

Судно обладало следующими техническими данными: длина – 90,5 м, ширина – 12 м, осадка – 1,7 м, мощность двух шестицилиндровых дизельных двигателей – 1320 л.с., скорость хода – 21 км/ч (у речных судов скорость в узлах не измерялась). Судно могло принять на борт 339 пассажиров и до 300 т груза.

Оригинальным было устройство винтов. Для возможности плавания по относительно мелким рекам винты располагались достаточно высоко, но при этом защищались устроенными под кормой судна особыми сводами. На стоянке верхние лопасти выступали из воды, но как только машина начинала работать, винты приходили в движение, и вода поднималась под свод, заполняла всю его камеру, выгоняя оттуда воздух. Далее винты работали в сплошном водяном потоке.

Работал на линиях волжского бассейна. Капитаны теплохода "Король Альберт": Хуртин, Смирнов, Несветаев.

Теплоход принял участие в Гражданской войне.

Осенью 1918 года теплоход «Король Альберт» размещался на южной Вятке у Малмыжа и Вятских Полян, и на нём располагалась Чрезвычайная комиссия по борьбе с контррреволюцией (ЧК) 2-й армии красного Восточного фронта.

В июле 1918 г. в село Вятские Поляны прибыл пароход «Альберт», на котором прибыла «ЧЕКА» под командованием товарища Гурьева, с отрядом моряков человек 40, исключительно большевиков, которые вели борьбу с контрреволюцией в районе (тогда партии ячейки еще не было). Пароход «Альберт» в августе 1918 г. уходил под Уржум для подавления банд Степанова, а в его отсутствие в с. Вятские Поляны прибыл белогвардейский пароход с офицерством, простояв не более 3-4 часов, после чего был обстрелян красными войсками, по уходу пароход сделал 4 выстрела по железнодорожному мосту без повреждения.

ГАСПИ КО ф.45 оп.1 д.102 л.398 об.

— Цитируется по публикации Дмитрия Казакова в группе соцсети ВКонтакте "Вятка: наследие"


Впоследствии ЧК 2-й армии заняла в Вятских Полянах дом зажиточного крестьянина Стойлова.

См. также: Репрессии против духовенства Вятских Полян со стороны ЧК

После национализации в 1918 году судно получило название «Карл Либкнехт». С 1933 года последним капитаном теплохода «Карл Либкнехт» Верхне-Волжского речного пароходства был Леонид Николаевич Гудович (1891—1943).

В годы Великой Отечественной войны теплоход принимал участие в обороне Сталинграда под командованием известного волжского капитана Леонида Николаевича Гудовича и занимался перевозкой военных грузов, а также эвакуацией мирных жителей, военнослужащих, доставкой продовольствия.

В навигацию 1943 года «Карл Либкнехт» работал на своей довоенной скорой линии: Горький — Астрахань — Горький. 9 сентября теплоход вышел из Астрахани с 500 пассажирами на борту, в основном военными. В три часа утра, когда он вошел в нижнюю часть Крымского перевала (у Крымского Яра), под корпусом судна рядом с машинным отделением взорвалась магнитно-акустическая мина. Надломившееся судно завалилось правым бортом к горному берегу. Рухнули носовые надстройки, провис верхний тент. Над почти невидимой во тьме рубкой поднимались клубы пара и дыма.

Это случилось в районе Владимировки, ниже Сталинграда. Недалеко от места аварии оказался пароход «Манычстрой», который поспешил к погибающему теплоходу, чтобы спасти людей. При взрыве погибло 11 человек команды.

О серии двухпалубных пассажирских теплоходов 1911-17 годов постройки типа "Бородино" во всех источниках (в том числе на сайтах портала "Инфофлот") указывается, что четыре теплохода - "Карл Либкнехт", "Ильич", "Академик Тимирязев", "Красноармеец" - погибли на Волге в 1942-43 годах.

Однако по последним данным, это не совсем так. Действительно, теплоходы получили серьезные повреждения корпусов и надстроек, в том числе от пожаров. Но как минимум три из них были отбуксированы в затоны и поставлены на консервацию до лучших времен. В 40-е годы их, вероятно, не стали восстанавливать из-за нехватки средств. А в 50-е годы стало понятно, что грядет серьезное обновление флота, и только тогда (в начале 50-х годов) теплоходы было решено списать.

"Карл Либкнехт" точно находился на консервации до 50-х годов.

Подрыв этого теплохода на мине описан у А.И. Торсукова, который работал на нем старшим помощником капитана:

Это было под вечер 8 сентября. А в ночь во время капитанской вахты погода разненастилась, подул сильный ветер, а небо почти слилось с рекой. Несколько раз за длинный пасмурный вечер поднимался я в рубку: то капитан вызывал постоять у штурвала за рулевого, потому что деревянная порожняя баржа очень рыскала, то просто заходил по причине тревожного беспокойства.
— Дали же нагрузочку!— нервничал Леонид Николаевич, кивая на баржу с правого борта.— Урод, а не судно!..

Нам и в прежние военные навигации приходилось буксировать под бортами баржи. Но такой неуклюжей действительно не попадалось. Во-первых, у нее не было даже рулевого пера — сломалось когда-то, и его, видно, шкипер выбросил. Во-вторых, она была необычайно широка, а длина ее в полтора раза превышала длину “Карла Либкнехта”. Не так-то легко было управлять таким счалом в темную ночь и при сильном ветре и волнах. Ветер, казалось, настырно сваливал нас с фарватера. Помню, вечером, когда я отстоял в рубке за рулевого, Леонид Николаевич предложил мне так, словно бы приказание дал:
— Пора тебе и отдохнуть, Александр Иванович. Вижу, крепко устал с этой баржой. Иди-ка в каюту, а то ведь в четыре меня придешь менять...

Нет, не суждено было Леониду Николаевичу Гудовичу достоять до конца свою капитанскую вахту ночью 9 сентября 1943 года. Не суждено было и мне принять ее от него...

Долго не мог я уснуть, невольно прислушиваясь к натужному реву перегруженных дизелей, к свисту ветра и плеску воды за окном, под бортом. Только, кажется, забылся, как теплоход встряхнуло с невообразимым треском и грохотом. Вместе с обломками каюты сколько-то времени летел я во тьме и наконец упал в студеную воду. А наш теплоход, надломленный, сразу же накренившийся, заваливал правым бортом к горному берегу. Я видел, как на нем рухнули носовые надстройки, провис верхний тент. Над почти невидимой во тьме рубкой поднимались клубы пара и дыма. Ожесточенно взмахивая русскими саженками, направился я к теплоходу, с бортов которого прыгали в воду люди. Но доплыть до него не удалось, меня все дальше от него сносило течением. Продолжая крениться и все ниже и ниже опускаться в воду, теплоход с баржой медленно уходили к правому берегу. Наконец “Карл Либкнехт” прилип ко дну реки, залитый по самый верхний тент водой, на которой еще смутно виднелась ходовая рубка. Много сотен метров отделяло меня от затонувшего судна, и только тут я огляделся и постарался понять, где хоть случилась эта трагедия. Вокруг была черная темь, и я поплыл сначала было на едва виднеющийся вдалеке горный берег.

Порядком поустав, решил вернуться и плыть в противоположную сторону, вспомнив, что в тех местах на подходе к Сталинграду посты бакенщиков чаще расположены на левом берегу. Не ведал, сколько сотен метров отмахал я и саженками, и на боку, и на спине. Не знаю, сколько времени плавал по ночной реке и как далеко снесло меня течением от места гибели судна. Только помню, ноги и руки ткнулись наконец в песок речного дна, выполз я на берег и потерял сознание.

Очнулся в домике бакенщика недалеко от Крымского перевала под Сталинградом. В комнате, рядом с плотно завешанным черной тканью окном, неярко горела керосиновая лампа. Комната битком набита народом. Люди сидели и стояли, какие-то страшные, с вымазанными мазутом лицами, мокрые, молчаливые. Одно лицо, хотя из-под мазута и походило на негритянское, но показалось мне очень знакомым.
— Александр Иванович, ты ли?— обрадовался я, узнав второго штурмана Ертахова.— А что со всеми? С командой, с пассажирами?
— Я знаю столько же, сколько и ты, Александр Иванович,— разлепил синие губы Ертахов.— Хорошо, хоть тебя живым вижу...

Из членов команды в домике больше никого не оказалось, а было здесь около тридцати наших бывших пассажиров, в основном мужчин... На рассвете напротив домика бакенщика к берегу причалил баркас. В числе прибывших на нем речников оказался знакомый мне по климовской зимовке капитан Шитов. Он сказал, что его пароход “Манычстрой” оказался на недалеком расстоянии от места гибели “Карла Либкнехта”. Сразу же после взрыва капитан Шитов отдал буксир своего каравана и поспешил к месту происшествия.
— Около 100 пассажиров сняли мы с незатонувшей деревянной баржи,— рассказал Шитов.— Все на моем пароходе и на других мелких судах, подошедших к погибшему теплоходу. Много людей выловили на фарватере. Есть раненые.
— Но у нас было около пятисот пассажиров,— невольно вырвалось у меня.
— Пока кто есть, о них говорю,— мрачно отозвался капитан “Манычстроя”. — В числе раненых ваш капитан Гудович. Он очень тяжело ранен, почти не приходит в себя... — Шитов только после этих слов приободрился и взглянул на меня:— Среди подобранных моей командой дочка твоя Шура и жена. Обогреваются и обсушиваются в моем котельном отделении...

— Из сообщений Александра Соснина на форуме о речных круизах и речном судоходстве. Ветка "Коломенская серия пассажирских теплоходов и другое" - http://www.infoflotforum.ru/topic/364-kolomenskaja-serija-passazhirskih-teplohodov-i-d/


Источники