Безменшур, деревня (Кизнерский район республики Удмуртия)

Материал из энциклопедии "Вики-Поляны"
(перенаправлено с «Безменшур»)
Перейти к: навигация, поиск
tux
Эта статья авторская и защищена от правок, но можно оставить комментарий на странице обсуждения.

Безменшур (Нижняя Дöдьшур-Омга, Шумесь-Омга, Шумесь) - деревня в Кизнерском районе республики Удмуртия, центр Безменшурского сельского поселения. Находится в 24 км к северо-западу от Кизнера, в 58 км к западу от Можги и в 126 км к западу от Ижевска..


Мой Безменшур
Давно из далёкой омгинской земли 
Удмурты в верховья Казанки пришли. 
Чтоб строиться, стали леса корчевать
И, славя реку, стали жить-поживать. 

Но только Казанка была широка 
И не одного унесла рыбака. 
И хлеба совсем не родила земля. 
И люди решили покинуть поля. 

И около маленькой тихой реки 
Опять поднимаются срубы крепки. 
Ту речку Бесменом назвали в кругу. 
И встал Безменшур на её берегу. 

С тех пор и встречает закат и рассвет
Деревня моя уже три сотни лет. 
Вдоль улиц широких растут тополя, 
Широкие их окружают поля. 

Прекрасна деревня родная моя. 
Ты видел в черёмухах белых её? 
Всех лучше весна в Безменшуре моём! 
Андрей Огурцов,
выпускник Безменшурской школы 2002 г.

Топонимические предания

О первоначальном названии деревни Шумесь-Омга существует несколько версий:

  • Основателями деревни были несколько семей, переселившихся сюда из деревни Верхняя Дöдьшур-Омга (ныне Ямайкино, Ӟамайгурт). По версии бывшего учителя истории Безменшурской школы Егорова Алексея Семёновича, деревню местные жители называли Шумесь в честь первого переселенца Шамея.
  • Есть предположение, что Шумесь происходит от удмуртского «со суэсь», т.е. испачканный сажей от сильного пожара, или, возможно, испачкалась сажей женщина, готовившая ритуальную кашу перед строительством нового дома.

Считается, что второе название деревни Безменшур возникло по речке (левому притоку реки Казанки), разделявшей земли двух удмуртских родов омга и бодья. Межа по удмуртски означает «бесмен», а речка - «шур».

Возникновение деревни

Самые распространённые фамилии в деревне: Ивановы, Кузнецовы, Семаковы.

Деревня основана переселенцами из Верхней Дöдьшур-Омги.

Говорят, что первоначальное месторасположение деревни было где-то за речкой Казанкой, за деревянным мостом. Там стоят очень высокие деревья. Это место в прошлом называли: Вуж гурт (то есть, "Старая деревня"). Сейчас, кого ни спросишь, уже не помнят, где это место. Дорога, ведущая от нынешней деревни к мосту, так и называется сейчас: Вужгуртċюрэс.

Вероятно, деревня на старом месте сгорела дотла. И люди переселились сюда на новое место после этого пожара. Возможно, бытующее среди здешних удмуртов название деревни - Шумеċь, ведёт начало с тех времён. Оно могло произойти от слова шумаċькем ("сажей измазанный").

— Кузнецов Анатолий Ефремович, учитель математики Безменшурской средней школы, август 2000 г.


Это историческое предание подтверждается одним из первых письменных упоминаний о деревне, которое содержится в данных переписи населения:

Данные о населённых пунктах согласно V ревизии (1795 г.)

Малмыжский уезд Вятского наместничества (с 1796 года - Вятской губернии).
Малая Иванова сотня[1] Иванова

Название
населённого
пункта
Расположение Этно-сословная
принадлежность
населения
Душ мужского пола Душ женского пола Примечание
По речке Бисменшур (Беммешур, Безменшур, Бизминшур, Мезменшур, Нижнедетчур-Омга), д. река Казанка удм., ясач., крещ. 71 71 новопоселённая после 1784 года[2]


В 1797-1816 г.г. вся территория Безменшурского сельского поселения входила в состав Староомгинской волости Елабужского уезда Вятской губернии. С 1817 года поселение вошло в состав восстановленного Малмыжского уезда.

Данные за 1834 год

Название
населённого
пункта
Уезд, волость Количество
дворов
Душ мужского пола Душ женского пола Примечание
Безменшур, д. Малмыжский уезд,
Старотрыкская волость
33 107 140 -


Деревню окружали глухие леса, богатые дичью. Поэтому охота в зимнее время являлась основным занятием. В лесу было много диких пчёл, и многие занимались бортничеством.

Жили до коллективизации единоличными хозяйствами, на каждом поле были наделы крестьян (чересполосицы). Поля между семьями делились вдоль дорог, на каждом поле у каждой семьи был свой надел. Не было такого: это поле целиком ему, а это - тебе. Учитывалось, что поля разные по плодородию: здесь лучше растёт рожь, а там - лучше родится просо. Основными культурами были рожь, ячмень, овёс, лён, конопля. Поля не огораживались. Ограда была только вокруг деревни. А на въезде в деревню стояли ворота.

В каждом хозяйстве разводили скот для того, чтобы прокормить и одеть семью. В свободное время каждый стремился заняться каким-нибудь ремеслом.

Документальный видеофильм "Нескучное ремесло", снятый в музее Безменшурской школы:

Многие крестьяне нанимались к местным лесопромышленникам, которые за изнурительный труд платили мизерные гроши. А работать приходилось в трудных условиях: по нескольку месяцев жили на лесозаготовках в полузатопленных холодных землянках, почти всё делалось вручную.

Список населённых мест Вятской губернии по сведениям 1859-1873 гг.

Название, тип Положение Уезд и стан Территория От уезд. города, в. От стан. кварт., в. Дворов Мужчин Женщин Всего жителей Примечание
8101 Безменшур (Мезменшур, Нижнедетчур-Омга), д. каз. при ключе Безменшурке Малмыжский уезд, Стан 2 Между притоками р. Вятки (с правой стороны) рчч. Киндьямурдзи, Казанке и по левой стороне последней 42 20 35 118 139 257 -


Волостной центр

В 1870 году из Большой Шабанки Малмыжского уезда Вятской губернии в деревню Безменшур было переведено волостное правление Большешабанской волости, в которой тогда было 18 деревень.

«Книга Вятских родов» В.А. Старостина
Реестр селений и жителей на 1891 год

Название селения Губерния, Уезд, Волость, Общество Приход Река Семей Жителей Промысел или занятие Примечание
9533 Безменшур Вятская губерния, Малмыжский уезд, Больше-Шабанская волость, Сушинский район н/д н/д 59 318 н/д

Рода, число семей: Гамаюнов — 1, Гусельников — 1, Кавардаков — 1, Клишников — 1, Нет — 53, Санников — 1, Соколов — 1


Безменшур - центр Больше-Шабанской волости - стоял на старом почтовом тракте Малмыж - Безменшур - Кибья - Старый Мултан (ныне Короленко). Во время известного судебного процесса, получившего название "Мултанское дело", в 1895-1896 годах через деревню дважды проезжал и останавливался на ночлег писатель Владимир Галактионович Короленко, многое сделавший для оправдания удмуртов, которые были несправедливо обвинены в человеческих жертвоприношениях.

Во время поездок писателя сопровождал местный житель Александр Сергеевич Гомоюнов. В пути писатель говорил своему сопровождающему: «Не выйдет у царских чиновников их грязное дело, ибо оно насквозь фальшивое, специально сфабрикованное для уничтожения удмуртского народа…».

До наших дней, к сожалению, не сохранились дома, принадлежавшие местной волостной власти:

  • флигель, где жили служащие волисполкома;
  • здание волостного правления;
  • за ним в глубине двора высокая бревенчатая каталажка - камера предварительного заключения, с зарешеченными окнами и коваными дверями.

О начале ХХ века в истории Безменшура пока скудные сведения. Людская память сохранила лишь отдельные имена:

  • Кузьма Коркин, державший почтовых лошадей и занимавшийся ямщиной,
  • учительница Серафима Павловна и воспитательница, недавняя гимназистка Раиса Константиновна Белослудцева, жившие тут же в начале Русской улицы, при интернате, рядом с шестистенным зданием 4-классной школы,
  • лавочник Иван Кузнецов с братьями, торговавшие в кирпичном магазине, стоявшем недалеко от школы,
  • ветеринарный врач Ермолин,..[3]

Культовые обряды и обычаи

Христианство данных мест коснулось слабо. Поблизости церквей не было. Деревня относилась к приходу Михаило-Архангельской церкви села Суши, до которой нужно было добираться 25 вёрст. При необходимости ходили в церкви села Старый Мултан или в село Каксинвай. Поэтому до 40-50-х годов ХХ века сохранялись старые дохристианские религиозные обряды и обычаи.

Календарные праздники и обряды возникли и сложились под влиянием основных видов деятельности: охоты, рыболовства и прежде всего земледелия. Начало полевых работ обычно праздновали на поле. А по окончании полевых работ отмечали праздник «Гужэмйуон». Праздник традиционно устраивали на левом берегу Найшурки (левый приток реки Казанки), около современного моста по дороге в Муркозь Омгу. Женщины готовили в большом котле жертвенный суп или кашу. Главный жрец (вöсясь) освящал ритуальную пищу, обращаясь с просьбой к богу уродить урожай и сохранить его от вредителей. Молодёжь строила шалаши и даже оставалась на ночь. Жрецы до рассвета пели молитвенные напевы.

Летом в июне празднуется окончание пахоты - гужэмйуон (в других местах удмурты называют этот праздник по-другому: гершыд, гербер, гырон быдтон). Ещё недавно, в 40-е годы на гужэмйуон собирались люди со всей округи. Я помню, как этот праздник ежегодно отмечался недалеко от д. Коммуна, на лугах у реки Казанки. Сюда приезжали люди из деревень Виноградово, Бертло, Казань-Омга, Дым-Дым-Омга, Чуштаськем, Безменшур. Эти деревни составляют единую общность с давними культурными, родственными, хозяйственными связями. Когда-то все они входили в один Малмыжский уезд, потом были в составе Вятскополянского района. И лишь перед войной, в 1939 году был образован Кизнерский район Удмуртии, и часть из этих деревень осталась в Кировской области, а часть отошла к Удмуртии. Однако, несмотря на эти официальные административные деления, население этих удмуртских деревень продолжает поддерживать добрососедские отношения. Например, рядом с Дым-Дым-Омгой есть вичурские луга. И каждое лето люди приезжают из деревни Вичурка (из Удмуртии - в Кировскую область!) на сенокос. И никто не возражает против этого.

— Кузнецов Анатолий Ефремович, учитель математики Безменшурской средней школы, август 2000 г.


Началом осенних обрядов являлся «Виль дыр» (совпадает с Ильиным днём). Культовая часть этого праздника устраивалась на большой поляне, окружённой высокими соснами, по дороге на реку Казанку. Сюда приходили из деревни только мужчины-жрецы (4-6 человек), и поминали умерших, совершали обряд «куяськон» и благодарили за урожай. После их возвращения устраивалось застолье в доме жреца (вöсясь), приходили вместе с семьями, приносили разнообразные блюда, приготовленные из нового урожая.

В верхнем конце улицы, недалеко от истока речки Безменшурки стоял культовый дом «Быдӟым куа». Это была обычная большая изба без потолка, с земляным полом, икон внутри не было, только лавки вдоль стен. Здесь проходили моления связанные с религиозными праздниками. Обычно здесь праздновали Пасху. В жертву приносили домашний скот, приобретенный на собранные деньги рода. Назначались главные жрецы, которые проводили все культовые обряды. У каждого рода был воршудный сундук, который хранили в доме жреца. У жрецов-старейшин раньше были полномочия как у сельских старост. Последними жрецами были Белков Антип, Кузнецов Тимофей Павлович (по другим данным, Макаров Владимир, Яковлев Кузьма). Но после установления советской власти они отказались от своих обязанностей и выбросили этот сундук. На месте культового дома потом был колхозный сад.

Недалеко от святилища рос очень высокий старый дуб, у которого только на одной ветке весной раскрывались листья. Здесь отмечали праздник «Акашка». Сначала жрец благословлял всех с праздником в святилище. А потом юноши ездили по деревне верхом на наряженных конях, останавливались под окнами или заходили в дом, где хозяйки их угощали кумышкой. Объездив всю деревню, снова собирались вокруг этого дуба. Здесь водили хороводы, играли. А старики тем временем ходили в гости к родственникам. В каждом доме пели песни.

Политссыльные

«До Октябрьской революции народ в наших краях был уже знаком с революционным движением в России по рассказам политических заключенных. В годы реакции в деревне проживали 7 человек политссыльных».

— Из письма Бекманова Александра Николаевича


Продразвёрстка. Гражданская война

Обелиск на месте гибели председателя комитета бедноты Василия Наумовича Чайникова.
Обелиск в Безменшуре2.jpg

В июле 1918 г. в Вятскую губернию прибыл чрезвычайный комиссар по продовольствию А.Г. Шлихтер. В Вятских Полянах было создано отделение губпродкома, объединившее отдалённые от губернского центра уезды: Сарапульский, Елабужский, Малмыжский, Уржумский.

28 июля 1918 г. чрезвычайный комиссар по продовольствию А.Г. Шлихтер уже телеграфировал В.И. Ленину об отправке со станции Вятские Поляны первого поезда с хлебом.

31 июля 1918 г. из Вятских Полян отправлен второй поезд с хлебом. К 15 августа под руководством чрезвычайного комиссара по продовольствию А.Г. Шлихтера в южных уездах Вятской губернии было заготовлено 150 тысяч пудов хлеба.

В декабре 1918 г. Совнарком принял постановление «О заготовках в прифронтовой полосе». С территории всего Малмыжского уезда хлеб, собираемый по продразвёрстке, везли на ссыпной пункт станции Вятские Поляны. В это время продотряд появляется и в Безменшурской волости.

13 апреля 1919 г. в Безменшуре был убит 22-летний командир продовольственного отряда Пётр Белозёров, который вместе со своим помощником Чайниковым всю зиму 1918-1919 г.г. занимался в волости формированием хлебных обозов. Нападение на него было совершено ночью группой кулаков и зажиточных крестьян, возглавляемых председателем волисполкома Ф. Кличниковым, перед отправкой последнего обоза (село скоро могло быть занято наступавшими колчаковскими войсками).[4]

П. Белозёров похоронен 17 апреля в г. Малмыже. Организатор покушения Ф. Кличников был арестован и в конце апреля расстрелян.

Продовольственная развёрстка осуществлялась следующим образом. Крестьяне были обязаны «добровольно» вывезти на ссыпные пункты все излишки хлеба, оставляя в хозяйстве лишь скромный запас на жизнь и на содержание скота. Если излишков было не более 30 пудов, то за пуд платили 12 рублей, от 30 до 80 пудов – 8 рублей, если крестьянин привозил свыше 80 пудов, то за пуд получал лишь 4 рубля. Получалось, что чем больше сдавал хозяин хлеба по продразвёрстке, тем меньше составляла его плата. Советская власть не скрывала враждебного отношения к зажиточному крестьянству. Если же хлеб был спрятан и найден, то на хозяйство накладывался штраф в 3000 рублей, а хлеб конфисковывался.


В Безменшуре хлеб собирался в общественный хлебный склад - магазею, который располагался в центре деревни.

Со стороны Перми, Ижевска, Воткинска надвигался Колчак. В конце апреля колчаковцы просочились в деревни Безменшурской волости. Сначала появилась разведка. Поскольку здесь не было Красной Армии, разведчики повели себя развязно. Солдаты лазили по сеновалам, забирая яйца из куриных гнезд, ловили кур, отнимали хлеб, резали скот.
Прошло немного времени, за разведкой в деревню со стороны села Кибьи вступили беляки. Двигались колоннами, играл духовой оркестр, а впереди ехала в седлах шикарно обмундированная свита офицеров. На их плечах блестело золото погон и эполетов. И вот состоялась первая встреча.
- И как на грех, - рассказывала потом Паня Гомоюнова, - мы с подружкой Шурой-беженкой (а это было в воскресенье) шли по улице. На нас были белые кофточки, а к ним прицеплены красные бантики. Мы-то о них и забыли совсем. Вдруг видим - к нам из шествующей по деревне свиты белых подъехал офицер и спрашивает:
- Что это у вас на груди?
- Разве не видите? Красные бантики!
- Ах, значит, красные?! - зло скривил рот офицер.
- А нам так лучше нравится, - отпарировала на диво боевая Шурка (она была из беженцев с Владимирщины).
Не успели девушки повернуться, как по спинам загуляла нагайка. Девушки рванулись в сторону, бросились в чужой двор. Очевидно, это был двор Макара Зиновьева или рядом Касьяна Зиновьева. Потом побежали по огородам на речку, дальше по логу - в верхний конец. Когда добежали до квартиры беженки, она произнесла:
- Вот так напоролись на золотую власть! Как будем жить-то, Паня?

— В. Сухих. За власть Советов. // Вятско-Полянская правда, 23, 25, 28 августа 1979 года, № 101-103.


Вспоминают, что на возвышенности за деревней, у истока Безменшурки был наблюдательный пункт красных, здесь стояли орудия, и вёлся обстрел в сторону деревни, когда в неё вошли белогвардейцы.

Весной 1919 года в Безменшуре были расстреляны активисты комитета бедноты. Старожилы вспоминали, что когда белые заняли деревню, в один день приехал какой-то офицер. Были арестованы председатель комбеда Василий Наумович Чайников и секретарь комбеда Кузьма Павлович Чайников. Арестованных долго допрашивали, потом поставили у берёзы, и прямо с тарантаса расстреляли. Белые спешили и не стали проверять, убиты ли пленники. Когда вечером родственники подошли к берёзе, оказалось, что В.Н. Чайникову пуля попала прямо в сердце, а его помощник был тяжело ранен и ещё дышал. Тайком секретаря комбеда спрятали у родных и вернули его к жизни. Говорят, что вылечить его помог врач, прибывший с колчаковскими войсками. Председателя комбеда похоронили на деревенском кладбище. Более 80 лет стоит береза как памятник борцам за Советскую власть. Долгое время на ней была прикреплена памятная табличка. Судьба березы - памятника недолговечна, поэтому усилиями сельского совета в 1989 году здесь был поставлен обелиск.

Великий перелом

Список населённых мест Вятской губернии по переписи населения 1926 г.

Род Название Уезд и волость Сельсовет Расст. до ВИК Крест. хоз-в Проч. хоз-в Всего хоз-в Муж. Жен. Всего В т.ч. удм. В т.ч. тат. В т.ч. мари
3-04-015 дер. Безменшур Малмыжский уезд, Малмыжская волость Безменшурский 48 км 91 10 101 248 280 528 459


О политике насаждения колхозов Сталин объявил в статье «Год великого перелома», опубликованной в «Правде» 7 ноября 1929 г. по поводу очередной годовщины Октябрьской революции. Опираясь на отрывочные статистические данные о росте за последний год посевных площадей в колхозах и совхозах и производстве товарной продукции зерновых (в 1,5 -3 раза), на отдельные факты коллективизации в деревнях и волостях, он заявил о «коренном переломе» в развитии сельского хозяйства, о решительном повороте к колхозам середняцких масс. Выдвигался фантастический план на основе «усиленных темпов» коллективизации сделать страну «через каких-нибудь три года» «одной из самых хлебных стран, если не самой хлебной страной в мире».

Артели были маленькими – в одной деревне насчитывалось до 2-3 колхозов. В Безменшуре, например, каждая улица составляла один колхоз. 8 декабря 1930 года из 9 крестьянских дворов образовали колхоз «Шунды» (Солнце) на верхней улице, возглавил Кузнецов Николай Иванович, он потом погиб на фронте. В 1931 году на нижней улице возник колхоз «Выль улон» (Новая жизнь), председателем был Павел Федорович Овчинников.

При вступлении в колхоз весь сельскохозяйственный инвентарь, лошадь, корову нужно было отдать в колхоз. К примеру, Александр Сергеевич Гомоюнов отдал в колхоз шерстобитку, которая и поныне работает. А купили они его в Казани в 1926 году, сложившись 5 хозяйств. Привезли на двух лошадях и поставили в старом доме А.С. Гомоюнова. Так же Александр Сергеевич передал колхозу личное гумно (кутсаськон), овин (сушилка для снопов).

Александр Сергеевич был очень смекалистым и собственноручно изготовил барометр. Вся нехитрая конструкция состояла из ветки можжевельника, прибитой к стене, и шкалы, нанесённой от руки. Если летом ветка поднималась по шкале вверх, то жди сухую погоду, а вниз – жди дождя. Уж очень нехитрый прибор – предсказатель погоды, но был настолько чуткий, точный, что председатели колхоза забегали и смотрели показания прибора, а потом планировали свои хозяйственные дела.


Старый дом в Безменшуре.jpg

ДОМ КУПЦА

На фотографии мы видим дом зажиточного крестьянина Андрея Кузнецова, в деревне его прозвали купцом (возможно, потому что он открыл первый магазин в деревне и обеспечивал односельчан товарами первой необходимости, привозимыми из Казани), хотя основным занятием было земледелие[5]. В молодости Андрей был капитаном корабля в царской армии. За годы службы ему удалось накопить деньги, которые он использовал для строительства нового двухэтажного здания в нашей деревне. Первый этаж был каменным, здесь он открыл магазин. Наёмные работники возили кирпичи на лошадях из Усадов. Строили дом местные наёмные работники. Второй этаж деревянный, здесь жил старший сын Иван Андреевич. Рядом в деревянном доме жили родители и младший сын - Василий Андреевич. Средний сын Пётр работал учителем в Вичурке, позже в Малмыже. Хозяйство Кузнецовых было большим. По словам односельчан, они имели два дома, амбар, три хлева, молотильный лабаз, баню. Во дворе была своя каменная пекарня. Как радовались деревенские дети свежеиспечённым бубликам! Кроме этого, имелись сельскохозяйственные орудия: молотилка, веялка, жатка. Много было скотины: две лошади, корова, овцы и свиньи. Одним словом, жили Кузнецовы неплохо.

Многие более зажиточные крестьяне не хотели вступать в колхоз. Отказалась вступить в колхоз и семья купца Андрея Кузнецова. По словам бабушек, старший сын Иван был слаб здоровьем и, узнав о том, что его семью раскулачивают, на пути к реке Казанке, где стояла их мельница, умер от разрыва сердца. А остальные члены семьи в 1931 году были арестованы и отправлены в ссылку. Конфисковали всё имущество - инвентарь, постройки, зерно - и передали колхозу. Несколько лет семья жила в лесах Архангельской области. Тайно ли, официально ли, но вернулся обратно в деревню лишь младший сын Василий. Василий Андреевич долгие годы работал налоговым агентом. Всю жизнь его семью обливали грязью, в лицо называли кулацким сынком.

Второй этаж дома был снесён в 1973 году. Каменная часть здания сохранилась до сих пор. Наверное, не зря ходят слухи, что цемент замешивали на яичных белках для прочности. Сегодня там размещается магазин "Вариант".

Перед магазином остановилась первая грузовая автомашина "ЗИС-150" колхоза "Гигант", приобретенная на вырученные деньги от производства льна в 1954 году. Доверили её Анатолию Николаевичу Картошкину.

— Ольга КУЗНЕЦОВА, ученица 8 класса Безменшурской школы[6]


Зажиточным крестьянам, отказавшимся вступить в колхоз, приходилось очень трудно. Им повышали норму налога, редкие хозяйства справлялись с выплатой больших налогов. В случае неуплаты конфисковывали скотину, зерно, иногда все хозяйственные постройки.

«Все плодородные земли принадлежали колхозу, единоличники, отказывавшиеся вступить в колхоз, получали земли далеко на окраинах полей, где похуже. Мой отец Семаков Тимофей Федорович и тётя Смирнова Омфинья Федоровна не вступили в колхоз. А братья Аркадий и Дмитрий в числе первых вошли в колхоз и впоследствии часто стали употреблять спиртное. Отец не раз воспитывал их. Вот до чего довел колхоз.

Несколько раз в дом приходили руководители колхоза и искали запасы зерна. С помощью железных проволок даже искали в земле, но так и не нашли. Ухитрился Тимофей Федорович, закопал зерно вместе с ларем в хлеву. Пришлось даже одежду вместе с сундуками закапывать. Только это добро и осталось в хозяйстве, остальное всё утащили.

Хозяйство у нас было большое, за домом клети для одежды, рядом кладовка для муки и зерна. Под лабазом стояла сортировка, которым пользовались оставшиеся единоличные хозяйства. В хозяйстве держали 3 коровы, 3 лошади, около 10 овец. Свиней в летнее время отпускали в лес, по осени они сами возвращались домой с поросятами».

— Из воспоминаний Екатерины Тимофеевны Черновой


Не очень легкая доля выпала некоторым. Отдельные воспоминания старожилов наполнены впечатлениями о вынесенных тяготах, постоянном страхе и ожидании.

Семья отца была зажиточной. Большое хозяйство: амбары, клети, кузница, маслобойка, немало было и скотины, саней, тарантас и весь необходимый сельскохозяйственный инвентарь. Работали у него и приезжие наёмные рабочие, но всё-таки не решился, не поверил Павел Юсупович в надёжность колхозного строя, некоторое время старался выжить самостоятельно, за что ему пришлось многое пережить и вынести. Почти весь сельскохозяйственный инвентарь, скотину отобрали и передали колхозу, а самого за неуплату хлеба государству вместе со старшей дочерью отправили на лесозаготовки. Но несколько дней спустя в дом пришли колхозные активисты и приказали привести отца. Не глядя даже на ночь, Пелагея Павловна вышла в дорогу. Не успела дойти до Вичурки, стемнело. Нашла здесь своего дядю Фёдора и вдвоём отправились дальше. Ноги промокли, дул влажный холодный весенний ветер. Им пришлось переплыть речку по грудь в воде и так до ниточки промокшие они нашли отца. Переночевав у отца, здесь ей подарили новые лапти (старые износились) они снова пешком на рассвете отправились домой. По возвращении отца сразу отправили в тюрьму. Не раз меня отправляли с передачей (хлеб, молоко, соль) к отцу. Последний раз встретились с отцом на дороге, он уже возвращался домой. Но не слаще складывалась жизнь и по возвращению домой, даже после вступления в колхоз. С налогом, который накладывали на хозяйство, семья не справлялась, всё мясо, молоко сдавали государству, иной раз приходилось платить, покупая на базаре в Каксинвае.

— Из воспоминаний Пелагеи Павловны, 1913 года рождения


Комсомол деревни

Большую помощь правлению колхоза в организации работ оказывала комсомольская организация, которую возглавлял Васильев Андриан Яковлевич.

«Помню такой случай. Вызвал меня председатель колхоза Яков Михайлович Аристархов и поставил задачу рассчитаться с государством по продаже зерна в течение одного месяца. А продать зерна надо было без малого две тысячи центнеров. Собрал я всех комсомольцев обсудить это дело, и решили мы справиться с ним досрочно. Для этого договорились каждые двое суток до Вятских Полян, куда доставлялось зерно, делать по три рейса. В рейс одна подвода должна была брать не менее 25 пудов зерна – это 4 центнера. Ежедневно из деревни отправлялся хлебный обоз в составе 25-30 подвод.

Колхоз успешно справился с продажей зерна государству. За активное участие в продаже хлеба правлением колхоза многие товарищи были премированы ценными подарками».

— Из воспоминаний Андриана Яковлевича Васильева


Комсомольцы не забывали и о культурном досуге односельчан. Правда, никаких домов культуры, клубов, красных уголков тогда не было. Зато были люди энтузиасты. Выступали с концертами, был организован струнный оркестр, ставили даже маленькие пьесы. Все свои выступления зимой проводили в простой крестьянской избе «пожарке» – так называли помещение, где дежурил пожарный сторож. Летом же выступления самодеятельности обычно проводили на зелёном лугу. Часто организовывали спортивные соревнования.

«Запомнился мне на всю жизнь 1937 год. Сев ранних зерновых завершили к обеду 1 мая. А с обеда начались спортивные игры. Каких только номеров не было в программе! И скоростная ходьба и бег, на 1000 и 100 метров, прыжки в высоту и длину, волейбол, метание гранат и другие всевозможные интересные игры. В спортивных соревнованиях участвовала не только молодёжь, но и пожилые люди. Неизменным застрельщиком и организатором всех дел всегда выступала комсомольская организация, в рядах которой насчитывалось уже к 1940 году 18 юношей и девушек».

— Из воспоминаний Андриана Яковлевича Васильева


Небольшие предприятия

На территории деревни работало несколько мини-заводов. На месте падения реки Якшурки в Казанку, работал скипидарный завод. В огромном котле кипела вода, над котлом стоял чан, в который складывали сосновые поленья. В течение 2-3 суток дежурный подкладывал дрова. Пар из котла нагревал чан, и из сосновых поленьев выделялся скипидар, который поднимался по трубе, помещенной в холодную воду (холодильник). Из трубы вытекало светлое жидкое вещество – скипидар. Постепенно вещество густело. Скипидар применяли в качестве лекарства. Те же использованные поленья повторно использовали для получения смолы. Поленья складывали в котёл над огнём. В течение двух суток поленья превращались в однородную кашицу, из которой по трубе поднимались капельки смолы. Железная труба проходила через холодильник, который был соединён с 6-метровой деревянной трубой. Из 1 м3 сосны выделялось 15-20 литров чёрной смолы. Её использовали при строительстве домов: на смолу ставили косяки, замазывали углы. Построили это предприятие под руководством Гомоюнова Александра Сергеевича.

На реке Безменшурке, где сейчас построен гравийный мост, стояла пихтоварка. Способ получения пихтовой смолы подобный получению скипидара. В большом котле кипела вода, над ним помещали деревянный чан, куда и складывали пихтовые ветки (5-6 лошадиных возов). От деревянного чана отходил змеевик (труба) в другой чан, куда попадала речная вода из пруда. Змеевик заканчивался в небольшом домике. За неделю наполняли 100-литровую бочку со светло-жёлтой жидкой массой. Обработка длилась 2-3 суток. Пихтоварка сгорела, ещё до войны.

Была также пилорама, где изготовляли заготовки для бочек. Эти заготовки на лошадях везли до Сосновки, потом загружали на баржи и оправляли в Казань и Волгоград.

Все эти заводы принадлежали Шемак-Сухорецкой артели, которая подчинялась Казани. Всю продукцию отправляли в Казань. Работали на предприятиях местные жители. В колхозе хлеба почти не выдавали, и в свободное время крестьяне шли туда зарабатывать кусок хлеба, чтобы накормить семью.

Рядом со смолокурней стоял парник, где изготовляли санные полозья, гнули дуги (буко) для лошадей. Над кипящей водой размещали железный ящик, куда складывали заготовки. Дерево размягчалось, доставали заготовки и придавали им нужную форму. Использовали заготовки из дуба, клёна, ильма.

Здесь же недалеко стоял дёгтеварный завод, где получали дёготь – светлую зелёную массу. Способ получения подобен получению смолы, но дёготь получали из бересты. Процесс был длительным. Использовали дёготь для смазки сбруи, хромовых сапог, им лечили раны животных.

По дороге на верхнюю улицу стояла дробилка для обдирки гречихи, овса, ячменя, проса. Два барабана 1 кв. м. приводили в движение с помощью конного привода. Барабаны располагались в вертикальном положении.

Масло из конопли и льна получали на маслобойке, которая до коллективизации принадлежала Петрову Павлу Михайловичу. Сначала зёрна конопли и льна поджаривали, потом парили. Колесо вращалось с помощью воды и приводило в движение толкушки. Получалась однородная масса, которую с помощью пресса давили и получали масло. Маслобойка находилась на реке Казанке.

Списки населённых пунктов Удмуртской АО / АССР

Справочник по административно-территориальному делению Удмуртии / Составители: О.М.Безносова, С.Т.Дерендяева, А.А.Королёва. — Ижевск:

Удмуртия, 1995.

Дата Тип н.п. Название н.п. Район Сельсовет
39190201 10.02.1939 деревня Безменшур Кизнерский район Безменшурский сельсовет
55190201 01.09.1955 деревня Безменшур Кизнерский район Безменшурский сельсовет
57190201 01.08.1957 деревня Безменшур Кизнерский район Безменшурский сельсовет
65190301 01.06.1965 деревня Безменшур Кизнерский район Безменшурский сельсовет
71190201 01.07.1971 деревня Безменшур Кизнерский район Безменшурский сельсовет
80190201 01.01.1980 деревня Безменшур Кизнерский район Безменшурский сельсовет
89190201 01.01.1989 деревня Безменшур Кизнерский район Безменшурский сельсовет


Великая Отечественная война

Памятник воинам-землякам, погибшим в Великой Отечественной войне
За годы войны с территории Безменшурского сельсовета было призвано 498 человек, не вернулось с полей сражений 253... Чтобы увековечить память о погибших на фронтах Великой Отечественной войны земляках, безменшурский учитель истории Алексей Семенович Егоров предложил воздвигнуть памятник. Идею поддержали председатель колхоза "Гигант" Андриан Васильев и секретарь партийной организации Андрей Решетников. Из Харьковской скульптурной фабрики был выписан типовой памятник, а фундамент и кирпичный обелиск построили силами колхоза. И в августе 1967 года памятник был готов.

Многие из жителей были участниками Финской войны и Великой Отечественной. Вот как говорил Морозов Павел Фёдорович: «На финской войне был один и проиграл, а на Отечественную взял своих трёх сыновей и вместе выиграли войну». В годы Великой Отечественной войны Павел Федорович награждён Орденом Красной Звезды.

9 мая 2000 года в Безменшуре была вскрыта капсула с обращением - посланием жителей деревни, участвовавших при закладке памятника односельчанам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Это обращение к тем, кто будет у памятника в День Победы в конце 20 века. Его написал учитель истории Загумёнов Фёдор Иванович. Учителя-фронтовика уже нет в живых, но послание дошло до наших дней.

В обращении написано, что мы живём в тяжёлое время, кругом идут войны, вы будете жить в то время, когда не будет уже войн, удмуртский язык, возможно, вы совсем забудете, будете общаться только на русском. Перечислено, сколько в деревне было домов, сколько жителей...

В капсуле были также учебник истории для 5 класса на удмуртском языке; газета "Новая жизнь" с фотографиями, где показано, как в деревне клуб строился; есть материалы об односельчанах, а также несколько других газет ("Советский спорт", некоторые политические газеты).

Нынешние жители тоже написали и замуровали подобное обращение в основании памятника.

Была надежда обнаружить в капсуле фотографии и биографии участников Великой Отечественной войны, но всего этого там не оказалось. В школе есть фотографии семидесяти погибших в годы войны, но этого мало: с фронта не вернулись около двухсот односельчан.

— Кузнецова Анна Фёдоровна, учительница истории и обществоведения Безменшурской средней школы, 6 августа 2000 г.


Когда опрашивали старожилов, вспомнили такой случай. Однажды на фронт были призваны трое односельчан. Военкомат был в Кизнере. Туда добирались пешком и, поскольку вышли в путь вечером, остановились в одной деревне переночевать. Ночью один из товарищей исчез. Спустя почти год, в деревне пошли слухи, что кто-то живёт недалеко в лесу, в землянке. Охотники по следам его выследили. Таёжным отшельником оказался дезертировавший односельчанин... Такие вот, оказывается, ещё были "патриоты".

— Кузнецова Анна Фёдоровна, учительница истории и обществоведения Безменшурской средней школы, 6 августа 2000 г.



Послевоенный период

Те, кто остались живы, вернулись в родной дом, в свой колхоз, поднимать сельское хозяйство. В первые послевоенные годы на поле нередко можно было увидеть за плугом вола или корову. Председателем колхоза работал вернувшийся с фронта Яковлев Павел Егорович.

До 1950 года было здесь семь колхозов, но постепенно происходило их объединение в одну сельскохозяйственную артель.

В 1953 году вышло постановление Центрального комитета партии о помощи пострадавшим в годы войны колхозам. По просьбе райкома партии в колхоз «Гигант» председателем была направлена Щербакова Анастасия Ильинична. В просьбе партии не откажешь, пришлось, несмотря на все семейные проблемы выехать в «Гигант». Так началась ее председательская карьера. Хотя Анастасия Ильинична вовсе не стремилась к карьере, она привыкла быть там, где трудно.

Сначала провела собрание в бригадах, потом собрала пожилых мужчин в конторе, где все обсуждали сложившуюся ситуацию. За предыдущий год колхозники на трудодни получили 390 граммов хлеба и по 41 копейке. Новый председатель – агроном понимала, что вся проблема в неправильной обработке земли. Поэтому за круглым столом решался именно этот вопрос. Все слушали с большим вниманием, стараясь не пропустить ни одного слова нового председателя.

А потом, взяв в руки линейку, повернулась к карте: «По вашим рассказам на поле, которое называется «Шаман Межа», постоянно сеяли зерновые культуры, надо дать полю отдохнуть. На другое поле нельзя жалеть даже 2 нормы удобрения».

Особый разговор был о возделывании льна. Колхозу нужен доход, быстро и больше дохода можно получить от льна. В народе эту культуру называют «зарни ошмес» (золотой родник). Раньше лён был посеян только на 20 га, льносемян получено с одного гектара по центнеру (100 кг). Анастасия Ильинична предложила посеять на 65 га и запланировала получить по 3 центнера с гектара льносемян, ещё льноволокно. Доход примерно будет на 250 тысяч рублей.

В первый же год (1953) доход от льна получили 300 тысяч рублей, в 1954 году – 422 тысячи рублей. Государство премировало колхоз – 500 центнеров пшеницы, 12 центнеров растительного масла, 40 центнеров жмых. На доход купили первую автомашину в колхоз.

Не было ещё тогда ни своих комбайнов, ни тракторов. Во время посевной и уборочной страды приезжали трактора из МТС. Как выражалась Анастасия Ильинична: «Получалось два хозяина у земли: колхоз и МТС». Колхозники были заинтересованы в результатах труда, от этого зависело, что и сколько они получат. А трактористов из МТС это мало волновало, и они чаще работали «спустя рукава», бывало, что плуг осенью замерзал на борозде. Никогда не выполняли условия договора. А в уборочную до прибытия комбайнов заканчивали почти всю уборку вручную. К примеру, однажды задание по уборке льна колхоз выполнил на 400% , а МТС – на 18%.

Урожайность зерновых и зернобобовых не превышала 5 центнеров, льнопродукции – 30 и картофеля – 50 центнеров с гектара. На 100 га сельхозугодий колхоз производил: молока – 30 центнеров, мяса – 15 центнеров, яиц – 500 штук и шерсти – 39 кг. Денежный доход артели составлял всего 64 000 рублей.

В колхозе преобладал тяжёлый ручной труд, оплата его была низкая. На один выработанный трудодень колхозник получал 600–800 граммов зерна и 15–20 копеек денег. Средняя денежная оценка трудодня в 1954 году составляла лишь 32 копейки.

В 50-е годы свинарка колхоза «Гигант» Рябчикова Ксения Павловна была избрана депутатом в Совет национальностей от Граховского избирательного округа № 533 Удмуртской АССР. Родилась Ксения в 1911 году в деревне Бертло в крестьянской семье. Закончила лишь 3 класса и всю жизнь проработала в колхозе «Гигант».

За зданием клуба в летнее время открывали детские ясли. Ясли работали круглосуточно, здание было небольшое, дети размещались всего в 3-х комнатах, родители со спокойной душой могли работать на колхозных полях и фермах.

Гидроэлектростанции

Колхозом на реке Казанке были построены 2 электростанции.

Из Кизнера привезли на повозке из 2 лошадей немецкие генераторы мощностью 28 КВт.

Впервые свет в деревне появился в 1949 году от Машкинской электростанции.

«Я очень хорошо помню этот день, как мы, дети, радовались этому свету, даже не верилось. Свет загорался – мы забегали домой, выключался – выбегали на улицу в надежде увидеть, как это по проволоке идёт свет».

— Рассказывает Зоя Прокопьевна


Многие в деревне стали приобретать стиральные машины, телевизоры, но они простаивали из-за нехватки электроэнергии.

Колхоз после укрупнения

К 1960 году на территории Безменшурского сельсовета в результате укрупнений остался один колхоз «Гигант», куда вошли деревни Безменшур, Бертло, Чуштаськем, Ямайкино, Коммуна с числом населения 1200 человек. Председателем объединённого колхоза стал Васильев Андриан Яковлевич, участник Великой Отечественной войны, который проработал на этой должности до 1970 года. Всего владения колхоза составляли 5 120 га земли, в том числе 2 843 га пашни.

Постепенно на смену ручному труду пришли машины. Технический парк колхоза к 70-м годам ХХ века составлял 6 гусеничных и 8 колесных тракторов, 7 автомашин, 7 зерноуборочных и силосоуборочных комбайнов, 5 льнотеребилок и много другой техники. С 1960 года силами колхоза и МТС освоено из-под леса, раскорчёвано и распахано более 100 гектаров новых земель. Наличие различных механизмов дало возможность осваивать и заболоченные земли. Это дало возможность собирать дополнительные урожаи естественных и сеяных трав. Если в полевом севообороте травы дают по 8,5 центнеров сена с гектара, то посеянные на вновь осваиваемых землях, они дают его по 36 центнеров. Из года в год вывозили на поле большое количество торфа. Это в свою очередь дало возможность несколько увеличить производство сельскохозяйственной продукции. Например, в 1966 году колхоз произвёл уже на 100 га сельхозугодий 107 ц молока, 20 ц мяса, 4130 штук яиц, 4 кг шерсти. Денежный доход дошёл до 366 тысяч рублей. В эти годы колхоз выполнял государственные планы закупок почти по всем видам продукции.

В колхозе велось большое капитальное строительство. Только за 60–70-е годы в колхозе были построены и сданы в эксплуатацию: средняя школа, сельский дом культуры, два колхозных клуба, 4 магазина, механическая мастерская, гараж на 25 машин, коровник, свинарник, картофелехранилище, детский сад на 50 мест.

Казалось на первый взгляд, всё идёт благополучно. Но причины будущего сельскохозяйственного кризиса уже назревали в обществе.

Перестройка в сельском хозяйстве

Поиск наиболее пригодных форм аграрного производства с началом перестройки в России привёл к возникновению фермерских хозяйств.

Возникла возможность создавать арендные хозяйства. В деревне Бертло, возникли сразу три арендных хозяйства. Каждый из новых хозяев нашёл себе дело по душе.

Всероссийская перепись населения 2010 года

Код ТЕРСОН Тип Название Регион Район или городской округ Поселение Мужчин Женщин Всё население Категория населения
94226810001 деревня Безменшур Удмуртская Республика Кизнерский муниципальный район Безменшурское сельское поселение 150 156 306 сельское


Казанское лесничество

В конце ХХ века в Безменшур перевели центр Казанского лесничества, который до этого размещался в д. Кибья. Там был леспромхоз. Лесной массив в сторону деревни Муркозь-Омга так и называется: Кибья тэль (Кибьинский лес). Лес вывозился по узкоколейкам и отправлялся в Ягул.

В старину лесозаготовки велись по всей долине реки Казанки. Лес вывозился к реке и потом справлялся к Вятке.

Достопримечательности

  • Обелиск на месте гибели председателя комитета бедноты В.Н. Чайникова.
  • Памятник воинам-землякам, погибшим в Великой Отечественной войне
  • Дерево-старожил

Недалеко от деревни растёт осокорь (чёрный тополь), которому, по рассказам старожилов, более 400 лет. Чтобы обхватить дерево, должны взяться за руки пять человек. Длина обхвата ствола у подножия составляет 6 м 33 см. Толщина нижних веток такая же, как у рядом стоящих деревьев.

  • Безменшурская школа

После строительства в 2008 году нового здания Безменшурской средней школы, взамен старого деревянного, она стала одним из самых красивых зданий деревни, и по праву может считаться достопримечательностью поселения.

Старое здание школы
Строительство школы в Безменшуре, 2008 год
Новое здание Безменшурской школы, 2008 год

Видео

  • Фильм творческой команды "ЛН-Видео". Лето 2018 года.

Примечания

  1. В вошедших в Вятское наместничество землях Казанского уезда население административно подразделялось на сотни, пятидесятни и десятни - на них возлагались обязанности поставлять в армию по 100, 50 и 10 воинов.
  2. В музее Безменшурской школы хранится письмо, которое было обнаружено в урне, замурованной в основании памятника воинам-землякам из Безменшура, погибшим в годы Великой Отечественной войны, во время ремонта памятника. В письме, написанном учителем истории ветераном войны Загумёновым Фёдором Ивановичем, говорится, что в 1974 году жители деревни готовились к празднованию знаменательной даты – 200-летия деревни Безменшур. Возможно, учителю истории был известен документ, свидетельствующий, что деревню основали в 70-е годы XVIII века. Архивные данные пока не подтверждают это.
  3. В. Сухих. За власть Советов. // Вятско-Полянская правда, 23, 25, 28 августа 1979 года, № 101-103.
  4. В. Сухих. За власть Советов. // Вятско-Полянская правда, 23, 25, 28 августа 1979 года, № 101-103.
  5. Вероятно, Андрей Кузнецов относился к "временному купечеству": т.е. приобретал купеческое свидетельство на определённый срок, продолжая оставаться в своём сословии, будучи крестьянином.
  6. Загляните в семейный альбом.

Источники:

  • Отчёт о велосипедной эколого-краеведческой экспедиции туристской группы Омгинской средней школы по территории Вятскополянского и Малмыжского районов Кировской области и Кизнерского района республики Удмуртия. Август 2000 г. / Руков. В.А. Слесарев, пом. руков. Е. Яковлев. // Архив краеведа В. Слесарева.
  • Использована работа Огурцова Владислава Юрьевича (студент Ижевской государственной сельскохозяйственной академии) http://www.rodina-portal.ru/settelments/details/id/1801400000900
  • Пислегин Н.В. Исторические населенные пункты на территории Безменшурского сельсовета Кизнерского района Удмуртской Республики: попытка корреляции народных преданий и документальных источников // Из истории культуры народов среднего Поволжья. 2016. № 6. С. 126-135.
  • Земля Безменшурская. Очерки о прошлом и настоящем. / Автор-составитель М.В. Кузнецова; отв. ред. Н.В. Пислегин. - Ижевск: Изд-во "Шелест", 2016. - 152 с. + илл.