Грамота царя Михаила Федоровича 1615 г

Материал из энциклопедии "Вики-Поляны"
Перейти к: навигация, поиск
Svitok.jpg Этот документ является первоисточником.
При чтении можно использовать
Терминологический словарь к древним актам.

Царская грамота Казанским воеводам, по жалобе Полянских дворцовых крестьян, с повелением предоставить Полянки во владение Успенскому монастырю, согласно с прежней государевой грамотой. — 1615 г. марта 19. (сп. XVIII в.)

От царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии, в нашу отчину в Казань, боярину нашему и воеводам князю Ивану Михайловичу Воротынскому да князю Юрью Петровичу Ушатого, да дьяку нашему Федору Лихачеву...

В прошлом во 122 году били нам челом, Казанского уезду, нашего дворцоваго села Полянок крестьяня и бобыли Ондрюшка Степанов с товарыщи:
жили де они в том селе на Полянках на пашне, с нижнюю сторону Воштормы речки, по Вятке реке по берегу, по дозору и по отводу Савы Аристова;
и для де Вотяцкого ясачного хлеба в том селе и житницы были поставлены, а наши де всякие пошлины с торговых и с проезжих людей со всяких товаров в том селе сбирали ж, а было де в том селе 5 вытей;
и как де в Казани Богдана Белского не стало, и боярин де наш Василей Морозов из Казани пошел под Москву, и в те де поры, без бояр, Никонор Шулгин, норовя Вятцкому архимариту Ионе Мамину[1], для своей корысти, их с того нашего дворцового села Полянок велел сослать за Дюдюм враг, и тое де землю их, усады, где они жили, и отдал тому архимариту Ионе;
а тому де архимариту Ионе по жалованной грамоте дана земля под усад за Оштормою рекою, по верхнюю сторону, по Вятке реке, а не с нижнюю; а им де за Дюдюмом врагом жити не мочно;
и в прошлом де во 116 году дана была им грамота за Никоноровою приписью Шулгина, что было им жити на старом усаде, на Полянках, и тот де архимарит Иона бил челом нам в том их усаде ложно, а назвал тое их усаду своею землею.

И вам по нашей грамоте велено в Казани сыскати дозорными и отводными книгами и дачами, как то село Полянки устроено, и в котором году, и которая земля к тому селу и всякие угодья отведены, и почему то село Полянки Вятцкому архимариту Ионе дано, и сколь давно;
а сыскав книгами и дачами, велено досмотрить у Вятцкого архимарита Ионы жаловалные грамоты, которая ему дана при царе Федоре:
да будет то село Полянки Вятцкому архимариту Ионе в монастырь не дано, и в жаловалной грамомоте, которая ему дана при царе Федоре, не написано, а владеет будет тем селом по Никонорове даче Шулгина, и тем селом Полянками Вятцкому архимариту Ионе Мамину владети не велеть, а велеть то село Полянки отписать и ведат на нас;
а будет то село Полянки в прежних жаловалных грамотах, каковы даваны Вятцкому архимариту Ионе, написаны, и владеет он по жаловалным грамотам, а не по Никонорове даче, и того села Полянок отнимати у него не велено.

И сыскано в Казани в старых делех, прошлого 103 году, блаженные памяти в государеве цареве и великого князя Федора Ивановича всеа Русии грамоте, писано в Казань к тебе боярину нашему ко князю Ивану Михаиловичу Воротынскому да ко князю Офонасью Вяземскому, да к диаку к Олексею Шапилову:
бил челом государю царю и великому князю Федору Ивановичу всеа Русии Вятцкого Успенского монастыря игумен Трифан, а сказал, в монастыре де у него устроено 40 братов, да 5 человек попов да дьякон, да монастырских всяких трудников 30 человек, а все де у него стригутца в монастыре увечные и убогие люди, а прокормиться де нечем;
а есть де в Казанском уезде, от Вятцкого устья, от реки от Камы вверх по Вятке реке 60 верст, речка Вошторма; пониже (?) речки полянки, рыбная ловля на 5 верст; да от устья тое ж речки Воштормы рыбная ловля вверх на 10 верст от Казанки речки;
да по Вятке ж реке вверх 100 верст от речки от Воштормы, промеж речки Чепочки да промеж другие речки Буи на 10 верст;
да заводь Бахнутьевская да заводь Черневская; и около де тех речек и озерков по обе стороны на гари ж полянки;
и с тех де со всех речек и озер и с заводей и с полян в нашу казну дани и оброку нейдет ничего, лежат впусте;
и его бы игумена Трифана пожаловати, велети ему те пустые рыбные ловли в речках и в озерках и где к тем рыбным ловлям полянки, где мочно пашня пахати и сено косити, дати на монастырское строенье и чем будут питатись.

И по той грамоте велено послать из Казани сына боярскаго добра и про те рыбныя ловли и про пашню, что подошла к тем рыбным ловлям, велено сыскать, какие те рыбные ловли и пашня, за кем на оброке бывали ль, а ныне теми рыбными ловлями и полянками и сенными покосами кто владеет ли, и сколь они далеко от манастыря;
да будет по сыску те рыбные ловли и пашни и сенные покосы лежат пусты, и не владеет ими никто, и к нашим ни к которым городом и к волостям не пришли, и те рыбные ловли и что у тех рыбных ловель пашни и сенных покосов будет, которые в нашей грамоте писаны, дати Хлынова города к Успенью Пречистыя Богородицы игумену Трифану с братьею, на манастырское строенье и чем им живучи питатись, толко будет им дати доведетца и смуты будет в том в Казанской земле не будет.
[2]

И из Казани посылан сын боярской Меншик Мишаков да подъячей Родя Мелентьев, а велено им про те рыбные ловли и про пашню всякими людми сыскати, всякими сыски накрепко;
и Меншик Мишаков про те рыбные ловли и про полянки сыскивал, а в сыску его написано:
от Вятцкого устья, от Камы реки вверх по Вятке реке 60 верст речка Вошторма, а против речки Воштормы на полянской стороне на Вятке реке луг, а на нем ставитца по смете 100 копен; а которые полянки, что за 10 верст от речки от Воштормы, вверх по Вятке реке, пашни и перелогу 30 десятин в поле, а в дву по тому ж[3]; да зарослей и дубров пашенных в длину на 2 версты, а поперег на версту; да сенных покосов вверх по Вятке реке на 500 копен; да заводь Бахнутьевская, да заводь Черневская; и около тех озерок гари; а по Меншикову дозору и сторонних людей по сказке лежат впусте.

И те рыбныя ловли и полянки ты боярин наш князь Иван Михаиловичь Воротынской дали Хлынова города игумену Трифану с братьею, и игумен Трифан с братьею на том месте, что им дано, поставили манастырь, а в нем 2 храма, на Вятке реке, по нижнюю сторону Воштормы речки; и в том манастыре ныне живут у него старцов 15 человек, а владеют они теми месты по даче со 103 году.

А как устроено наше дворцовое село, и тому сыскана записка:
в прошлом во 115 году сказывал в Казани боярину Степану Олександровичю Волоскому да Богдану Белскому, да дьяком Никонору Шулгину да Офонасью Овдокимову, Казанской жилец Михайло Онучин, что посылан де он в Вотяки збирати нашего посотнаго хлеба, едучи в Казань видел по Вятке реке порозжие земли, а охочие де волные люди на те земли за нами во крестьянех жити будут многие, мочно де устроити крестьян вытей до 100 и болши;
да с Михаилом же приехал поп Пантелей Микитин да крестьяня Ивашко Кузмин с товарыщи, а сказывали:
есть де на Вятке реке от манастырские пашни, от межника от врага от Дюдюма, по речке по Вошторме вверх, по манастырской стороне и за Кушак речку, порозжие земли чистого места и лесу и бору по смете в длину верст с 5, а поперег столко ж; да в другом месте, за речкою Воштормою, на речке на Тойме вверх до Черемиские деревни, что стоит на вершине Тоймы речки, порозжие земли чистого местаго места и лесу по смете в длину верст с 10, а поперег версты с 4, от Черемиские деревни Кукморы и от пашень верст с 15;
и бил челом тот поп и крестьяня, чтобы им на тех местех селитца во крестьянех за нами;
и боярин Степан Волоской с товарыщи про те де места сыскивати и дозирати посылали Саву Аристова, и Сава Аристов тем местом привез дозорные книги, и по дозору и по сыску, боярин Степан Волоской с товарыщи тому попу и крестьяном на тех местех за нами во крестьянех садитца велели, и грамоту им на те места дали за печатью царства Казанского, а лготы им дали на 6 лет; а вышли те крестьяне из манастыря с манастырские земли, и записи де на них у архимарита с братьею есть; а преж сего на том месте нашего дворцового села не бывало, были те полянки впусте.

А про прежнюю жаловалную грамоту, какова им дана при царе Федоре на те рыбные ловли и на полянки, архимарит сказал, что та грамота у прежнего архимарита у Трифана утерялась при ростриге[4], на Москве.

И вы теми рыбными ловлями и полянками до нашего указу велели владети Вятцкому архимариту Ионе с братьею по прежней даче, а нашим дворцовым крестьяном велели жить за нами на том месте, что им дано по указу и по их челобитью за Дюдюмом врагом.

- И мы Вятцкого Успенскаго манастыря архимарита Иону пожаловали, велели им теми полянками, что им дано по нижнюю сторону Воштормы речки, и рыбными ловлями и сенными покосы и всякими угодьи, владети по прежней даче, и по сей нашей грамоте, и по сыску и по дозору сына боярского Меншика Мишакова да подьячего Роди Мелентьева.

И как к вам ся наша грамота придет, и вы б Вятцкого Успенского монастыря архимариту Ионе с братьею, или кто по нем в том манастыре иные архимариты и братия будут, теми полянками, что им дано по нижнюю сторону Воштормы речки и по Дюдюм враг, и рыбными ловлями по реке по Вятке, и с заводми и озерками, и с сенными покосы и всякими угодьи, чем владели по даче и по грамоте, какова им дана была блаженные памяти при царе и великом князе Федоре Ивановиче всеа Русии во 103 году, и по сыску и по дозору Меншика Мишакова да подьячего Роди Мелентьева, и по сей нашей грамоте, велели владети, пашню пахати и сено косити, и рыбу ловити; а нашего дворцоваго села крестьяном велели жити на том месте, что им дано по нашему указу и по их челобитью за Дюдюмом врагом по прежнему.

А прочет сю нашу грамоту и списав с нее список, велели тот список держати в нашей казне, а сю нашу грамоту отдали б есте Успенского манастыря архимариту Ионе с братьею, потому что у них прежняя жаловалная грамота царя Федора утерялась; и и оне у себя тое нашу грамоту держат впредь для наших бояр и воевод и всяких приказных людей и нашего дворцового села крестьян челобитья.

Писан на Москве лета 7123[5] марта в 19 день.[6]


Источники

  • Грамота царя Михаила Федоровича казанским воеводам князю Ивану Михайловичу Воротынскому и князю Юрию Петровичу Ушатому; 1615 г.; сп. XVIII в. // Древние акты, относящиеся к истории Вятского края: приложение ко 2 т. сб. "Столетие Вятской губернии". - Вятка, 1880. - X, 245, XX с. - http://www.klf.kpfu.ru/kazan/1_4_17/index.php

Примечания

  1. Иона I (Мамин), архимандрит, - воспреемник преподобного Трифона Вятского в Вятском Успенском Трифоновом монастыре. (1601—1612, 1612—1617/18).
  2. Полужирным шрифтом выделен текст, где передаётся содержание утраченной грамоты, по которой отсчитывается возраст Вятских Полян.
  3. «В дву по тому ж» означает: чтобы узнать площадь всех трёх полей, надо умножить на 3. В древней Руси существовала трёхполосная система земледелия. Одно поле засевалось озимыми, другое — яровыми, а третье оставалось под паром. Размеры каждого поля были примерно одинаковые, и поэтому писцы обычно измеряли площадь только одного поля, которое под паром, и приписывали «а в дву потому ж». Десятина примерно равна одному гектару (≈ 1,09 га).
  4. Имеется ввиду Григорий Отрепьев, он же Лжедмитрий Первый.
    «Рострига же той приде во царствующий град, и стетоша его всю лидие от мала до велика и пречестными и чюдотворными иконами и со многими дражайшими дары; и радостны быть вси людие, мняху его суща царевича… И сиде Рострига на царствующем граде и возложи на ся царский венец» (из «Летописной книги», приписываемой князю И.М. Катыреву-Ростовскому).
  5. С 1492 по 1700 годы на Руси использовался отсчёт дат с 1 марта 5509 года до н.э. (Византийская эра от «сотворения мира»).
    Для перевода даты Византийской эры в дату Нашей эры необходимо с сентября по декабрь из интересуемого года вычитать 5509 лет, а с января по август — 5508 лет.
  6. Список данной грамоты содержат Дозорные книги Михаила Кашкодамова 1678.