Грамота царя Михаила Федоровича 1627 г (сп XVIII в)

Материал из энциклопедии "Вики-Поляны"
Перейти к: навигация, поиск
Svitok.jpg Этот документ является первоисточником.
При чтении можно использовать
Терминологический словарь к древним актам.

Царская жалованная грамота Успенскому монастырю, на владѣнiе вотчинами по силѣ прежнихъ грамотъ и съ новыми преимуществами и льготами.— 1627 г. января 23. (сп. XVIII в.)

Божiею милостiю мы, великiй государь царь и великiй князь Михаило Ѳедоровичъ, всеа Pyciи самодержецъ, пожаловали есмя съ Вятки Хлынова города Успенского манастыря архимарита Iону[1] съ братьею, или кто по немъ въ томъ манастырѣ ины архимаритъ и братiя будутъ.

Въ прошломъ во 134 году, по нашему указу, положили они передъ нами двѣ грамоты блаженныя памяти дѣда нашего, государя царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Pyciи, 88 и 90 году, за приписью дѣяка Андрея Щелкалова, на манастырскую вотчину, на пустошь Семеновскую Филимонова, да на пустошь Ямскую, да на пожню въ Нероновскомъ лугу, да на пустошь Семеновскую Прошлецова, да на пожню Загоскину, на пожню Осокореву, на пожню что въ Нероновѣ лугу два лоскута, да на пожню Елкинскую по прудовому истоку, да по тому жъ истоку на пожню Лговскую, на пожню что на Шеломовѣ острову съ верхняго конца, да на поженку что по рѣчкѣ по Чехловкѣ подъ буркомъ на лугу, на поженку въ Холуномъ, на пожню Ивановскую Медвѣдева, да на два озерка, да на поженку Прошлецова; да они жъ положили три грамоты блаженные памяти дяди нашего, государя царя и великого князя Ѳедора Ивановича всеа Pyciи, 97 и 103 году, за приписью дьяковъ Андрея да Василѣя Щелкаловыхъ, на рыбныя ловли, на озеро Спенцыно да на курью Парфенова, да на три деревни манастырскiя, а даны имъ тѣ три деревни на манастырское и на церковное строенiе и на свѣчи и на ладонъ и на вино; да въ Слободскомъ уѣздѣ на волость Вобловичи, съ деревнями и съ починки и съ пустошьми, и на займище и на всякiя угодья и что къ той волости написано по книгамъ; да данную Василья Овцына съ грамоты дяди жъ нашего, блаженныя памяти государя царя и великого князя Ѳедора Ивановича всеа Русiи, 103 году, на пустошѣ Лопатинскую да Никоновскую съ пожнями, да на пожни что на Вяткѣ, пониже Плоскiя курьи да промежъ рѣчки Мѣдянки и Глушицы, да на болотцо Талицы, на болотцо Крушицино, да на пустое мѣсто на рѣкѣ на Салтановицѣ, да на болотцо Казачье, да на пустошь Оники Шишкина; да положили грамоту дяди жъ нашего, царя и великого князя Ѳедора Ивановича всеа Русiи, 105 году, за приписью дiака Смирного Васильева, оберегальную, велѣно городовому прикащику архимарита и братью и манастырскихъ людей и крестѣянъ отъ приказныхъ людей и отъ посланниковъ беречи, чтобъ на Вяткѣ приказные люди и посланники въ манастырѣ старцомъ и слугамъ и крестьяномъ обиды и насилства никотораго не чинили, и крестьянъ манастырскихъ не продавали; и во 107 году на царя Борисово имя, и во 116 году на царя Василья Ивановича всеа Русiи имя, и во 122 году на наше государево царево и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русiи имя, и тѣ грамоты за дьячими приписьми подписаны, рушити ихъ ни въ чемъ не велѣно; да они жъ положили наши двѣ грамоты 122 и 123 году, за приписью дiака нашего Офонасѣя Овдокимова...

И мы, великiй государь царь и великiй князь Михаило Ѳедоровичъ всеа Русiи и отецъ нашъ великiй государь святѣйшiй патрiархъ Филаретъ Никитичь Московскiй и всея Русiи, съ Вятки Успенского манастыря архимарита Iону съ братьею пожаловали, велѣли имъ тѣ прежнiя и наши грамоты переписати вновь на наше государское имя, по своему государскому по новому уложенью, и тѣми ихъ манастырскими вотчинами, волостью Вобловичи и селомъ Полянками, съ деревнями и съ починки, и съ пустошми и пожнями, и озерками и болотцами и рыбными ловлями, и всякими угодьи, велѣли имъ владѣти по прежнему и по сей нашей государской жалованной грамотѣ.

А но нашему государскому указу, съ тое ихъ манастырскiя вотчины нашихъ никакихъ податей и денежныхъ поборовъ, и казачьихъ хлѣбныхъ запасовъ и кормовъ, съ сошными людьми не давати, опричь ямскихъ денегъ и стрѣлецкихъ хлѣбныхъ запасовъ и городоваго и острожнаго дѣла; а ямскiя имъ денѣги и стрѣлецкiе запасы давати, городовое и острожное дѣло дѣлати, по писцовымъ и по дозорнымъ книгамъ, съ живущаго, съ сошными людьми вмѣстѣ.

Также есми архимарита Iону съ братьею пожаловали: его архимарита съ братьею и ихъ манастырскихъ слугъ и крестьянъ бояре наши и воеводы и всякiе приказные люди не судятъ ни въ чемъ, опричь душегубства и розбоя и татбы съ поличнымъ, и кормовъ своихъ и конскихъ у нихъ не емлютъ; а вѣдаетъ и судитъ своихъ манастырскихъ людей и крестьянъ архимаритъ съ братiею сами во всемъ, или кому прикажутъ; а случится судъ смѣсной ихъ манастырскимъ людемъ и крестьяномъ съ городскими людми или съ волостными, и воеводы наши и приказные люди ихъ судятъ, а архимаритъ съ братiею или ихъ прикащикъ съ ними жъ судитъ; а правъ ли будетъ или виноватъ манастырской человѣкъ, и онъ въ правдѣ и въ винѣ архимариту съ братiею или ихъ прикащику, а воеводы и приказные люди въ ихъ маиастырского человѣка не вступаютца, ни въ праваго ни въ виноватаго; а кому будетъ чего искати на архимаритѣ съ братiею и на ихъ манастырскихъ людяхъ и на крестьянехъ, ино ихъ сужу я царь и великiй князь Михаило Ѳедоровичъ всея Русiи, или кому прикажу ихъ судити; а по нашему государеву указу въ судныхъ дѣлѣхъ ставитца имъ къ отвѣту въ году на три сроки, на Рожество Христово, да на Троицынъ день, да на Семенъ день лѣтопроводца; а опричѣ тѣхъ нашихъ указныхъ трехъ сроковъ на иные сроки ихъ не судити и на на поруки ихъ не давати, а кто на нихъ накинетъ срокъ силно, не по тѣмъ нашимъ указнымъ тремъ срокомъ, или кто зазывную или правую грамоту или пристава возметъ не по тѣмъ же срокомъ, и тѣ грамоты не въ грамоты, а приставъ ѣзду лишенъ.

Также есми ихъ пожаловали: въ ихъ манастырской вотчинѣ, въ селахъ и деревняхъ и въ слободкахъ, бояре наши и воеводы и дѣяки и всякiе разные и npoѣзжie люди силно не ставятца, и подводъ и проводниковъ и кормовъ своихъ и конскихъ (у) манастырскихъ людей и у крестьянъ не емлютъ; а кому у нихъ лучится стати, и они кормъ свой и конской купятъ у нихъ по цѣнѣ, какъ имъ продадутъ.

Также есми ихъ пожаловали: коли учинитца у нихъ въ ихъ манастырскихъ вотчинахъ какое душегубство, а душегубца въ лицахъ не будетъ, и они даютъ вѣры за голову четыре рубли, а больши того манастырскимъ людямъ и крестьянамъ въ томъ вѣры и продажи нѣтъ; а будетъ душегубство въ лицахъ, и они его отдаютъ воеводамъ и приказнымъ людемъ, а манастырскимъ людемъ и крестьяномъ въ томъ вѣры и продажи нѣтъ же; а учинится у нихъ душегубство безъ хитрости, кого громъ убьетъ, или въ водѣ утонетъ, или озябетъ, или звѣрь съѣстъ, или въ лѣсу древомъ убьетъ, или отъ своихъ рукъ утеряется, или иною какою мѣрою смерть случитца, а обыщутъ про то вправду, что учинилось безхитростно, и манастырскимъ людемъ и крестьяномъ въ томъ вѣры и продажи нѣтъ же.

Также есми архимарита Iону съ братiею пожаловали: къ ихъ манастырскимъ людемъ и ко крестьяномъ на пиры и на братчины никто и никакiе люди пити незваны не ходятъ, а кто къ нимъ придетъ пити незванъ, и они того незванаго сошлютъ съ двора безпенно; а не послушаетъ, съ двора не пойдетъ и учнетъ пити силно, а учинится въ томъ пиру при томъ незваномъ какова гибель, и тому незваному та гибель платити вдвое, безъ суда и безъ правды.

Также есми ихъ пожаловали: съ него архимарита съ братiею и съ манастырскихъ людей и съ дѣтенышей, въ Казани и въ Казанскихъ пригородахъ, въ Малмыжѣ и на Уржумѣ, что они учнутъ про манастырской обиходъ возити запасовъ и ловити рыбу про себя, а не на продажу, водянымъ путемъ съ судовъ, а сухимъ путемъ съ возовъ, а которые ихъ манастырскiе служки учнутъ ѣздити пахати пашни, пошлинъ съ нихъ и головшины не имати; а будетъ учнутъ ѣздитѣ съ торгомъ торговати и что повезутъ на продажу, и съ нихъ имати пошлины, какъ и съ торговыхъ со всякихъ людей.

Также есми ихъ пожаловали, велѣли воеводамъ нашимъ и приказнымъ людямъ манастырскихъ людей отъ посланниковъ и ото всякихъ людей оберегати во всемъ, чтобъ манастырскимъ людемъ и крестьяномъ обидъ и продажъ и насилства не чинили; а коли поѣдетъ архимаритъ, а съ нимъ старцовъ или слугъ человека два или три, къ намъ къ Москвѣ о каковѣ дѣлѣ бити челомъ, или съ Москвы поѣдутъ на Вятку безъ товару, и съ нихъ по мытамъ мытчикомъ, и по рѣкамъ перевозчикомъ, и вездѣ всякимъ пошлинникомъ нашихъ никакихъ пошлинъ съ нихъ не имати, и пропущати ихъ вездѣ безпошлинно.

Также есми архимарита Iону съ братiею пожаловали, велѣли имъ сю нашу государскую жалованную грамоту держати въ манастырѣ въ казнѣ, а съ сее нашiе государской жалованной тарханной грамоты указали имъ дати списокъ слово въ слово, за дьячьею приписью; и возити имъ тотъ списокъ по городомъ, для нашихъ бояръ и воеводъ и всякихъ приказныхъ и пошлинныхъ людей; а гдѣ они сю нашу государскую жалованную грамоту и съ сее нашей грамоты списокъ по городомъ воеводамъ нашимъ и дьякомъ и всякимъ приказнымъ и пошлиннымъ людемъ явятъ, и они съ грамоты и списка явки не даютъ ничего; а кто черезъ сю нашу государскую жалованную грамоту архимарита съ братiею и ихъ манастырскихъ слугъ и крестьянъ чѣмъ изобидитъ, и потому отъ насъ великого государя царя и великого князя Михаила Ѳедоровича всеа Русiи быти въ опалѣ.

Дана ся наша царская жалованная грамота въ нашемъ царствующемъ градѣ Москвѣ лѣта 7135[2] генваря въ 23 день.


Источник

  • Царская жалованная грамота 1627 года Успенскому монастырю, на владение вотчинами по силе прежних грамот и с новыми преимуществами и льготами (сп. XVIII в.) // Древние акты, относящиеся к истории Вятского края: прил. ко 2-му тому сб. "Столетие Вятской губернии". - Вятка, 1881. - С.116.

Примечания

  1. Иона II (Калязин) - архимандрит Вятского Успенского монастыря (1617/1618—1631).
  2. С 1492 по 1700 годы на Руси использовался отсчёт дат с 1 марта 5509 года до н.э. (Византийская эра от «сотворения мира»).
    Для перевода даты Византийской эры в дату Нашей эры необходимо с сентября по декабрь из интересуемого года вычитать 5509 лет, а с января по август — 5508 лет.